Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Деррида-Семинар:
занятие 10 марта 2009
 
Работа с книгой Жака Деррида
'Носитель истины'



Лекция Дмитрия Ольшанского
Шесть тезисов об истине


тезисы лекции

: семинар 'Я в теории Фройда и технике психоанализа', как и ряд других его ранних работ, в значительной мере проникнут критикой в адрес психологии и попыток психологизации анализа и сведения его к ряду формальных положений и научных концепций. Поэтому Лакан здесь противопоставляет аналитический опыт и научное знание, и даже, знание и истину субъекта, ставя последнюю в фокус аналитического лечения, тогда как психология, по его мнению, ориентируется не на познание истины, а лишь не аппликацию тех или иных знаний для адаптации субъекта к условиям так называемой реальности.

: такая ориентация на истину в анализе весьма характерна для раннего Лакана, хотя позднее, в 1970-е он сам будет говорить о том, что истина это сестра наслаждения и вряд ли тоже выступать мерилом аналитического лечение. Истина производится лишь в истерическом дискурсе, тогда как анализ идёт за его пределы и вопрошает о причине желания, т.е. об объекте: 'нет никакой истины, кроме истины того, что скрывает желание под личной нехватки', - скажет он в семинаре 'Изнанка психоанализа' [21.01.1970]. Поэтому истина является скорее верстовым столбом, свидетельством, которые нужно преодолеть на пути к объекту, она скорее свидетельство движения, субъективного хода, чем его цель.

: эпистемологический тезис, что означающее является носителем истина , имеет, в том числе, и серьёзные клинические следствия, одним из которых является лакановская клиника означающего. То есть истина является результатом работы означающего, а не инсайта или феномен или просвета бытия, она не предзаданна в форме идеи, лежащей вне субъекта, а создаёт себя в повествовании, 'она обитает в вымысле' [660], как выражается Деррида, или, точнее 'фикции', fiction, сочинение. Из чего следует как минимуму шесть тезисов:

(1)
:истина всегда сочиняется, пребывает в становлении, никогда не являя себя сполна в завершённой и целостной форме, что даёт Октаву Маннони основание на том же семинаре Лакана 1954/55 года сделать вполне гегелевское заключение, что истина исторична. 'Анализ же имеет дело с истиной другого рода, с истиной исторической, в то время как у Платона истина оказывается в какой-то мере подобной истине в естественных науках'. [27.11.1954]

(2)
: истина не является противоположностью лжи, поскольку она заявляет о себе в форме вымысла, иллюзии: симулякр - это и есть подлинность, оригинал. Ведь то, что подражает оригиналу, само является оригиналом. Именно поэтому к истине субъекта не применима теория истины: ни корреспондентная, ни конвенциональная, ни прагматическая. Поскольку истина задана именно динамикой означающего, которое не его референцией к означающему, которая, как показал Соссюр, совершенно произвольна.

(3)
: истина вообще не сводима к системе знанию, так как последнее устроено точно так же как бредовая конструкция, в которой означающие скреплены с наслаждением нерушимыми связями, а институт науки функционирует по тем же законам, что и паранойя: любая утрата может обернуться крахом всего построения, а появление случайного означающего, несущего с собой расщепление, может вызвать развязывание психоза. Поэтому учёные и психотики так любят давать всему определения и составлять словари. А наука и стремится создать такой искусственный язык, который исключал бы двусмысленности, оплошности, рифмы, заикание и недомолвки, такой язык, в котором означающее имело бы однозначные коннотации. В Семинаре 'Этика психоанализа' (1959/60) Лакан говорит: 'Дискурс науки отвергает присутствие слова, поскольку, в перспективе, ему рисуется идеал абсолютного знания'. [3.02.1960]

(4)
: 'истина всегда налицо', как выражается Лакан в работе 'Телевидение' (1974), она уже всегда высказана, уже состоялась в неузнанной форме, и может быть обнаружена в эффекте последействия. То есть истина подлежит (ре)конструкции или (вос)полнению, как говорит Деррида, а не умозрительному постижению. Будучи инкогнито и оставаясь неузнанной, она, тем не менее, не отделима от своего носителя - означающего. Истина и есть причина всякого текста, она 'делает возможным само существование вымысла' [669] - говорит Деррида.

 
  
 

(5)
: истина обнаруживает эксцентричность субъекта, внеположенность самому себе, его ex-sistence и вообще прекрасно обходится без автора, и его намерений. Истина бессознательного всегда заявляет о себе, в том числе, и посредством симптома помимо личности самого говорящего, не обращая никакого внимания на его собственное Я, текст 'обходится без какой-либо ссылки на автора' [661]. Симптом и является тем письмом другого, получателем которого, сам того не подозревая, и оказывается субъект. Тем письмом, той матрицей 'субъекта, которую он игнорирует: именно это и есть уровень аналитического симптома как такового - уровень, эксцентричный по отношению к индивидуальному опыту, ибо это уровень того исторического текста, в который субъект вписывается. Ясно поэтому, что устранить симптомы может лишь вмешательство именно на этом, смещенном по отношению к центру, уровне'. [8.12.1954] - говорит Лакан в том же семинаре.

 
  
 

(6)
: истина субъекта не является предвечной идеей, а скорее ходом (как в топологическом, так и в техническом смысле слова), как ходом в становлении субъекта, обретении им иного символического статуса, так и ходом машины письма. Ходом от S1 к S2, который и создаёт ряд инстанций, сил, энергий, эффектов, работ, именуемых субъектом. Поэтому невротический субъект обнаруживает расщепление своим ходом, в своей собственной речи, тогда как для психотика, который динамике означающего не подлежит, а потому пребывает в состоянии целостности.

: Деррида говорит: 'Налицо обладание письмом, но не владение на правах собственности. Оно больше никому не будет принадлежать, ни своему отправителю, ни своему адресату'. [662] Поэтому вопрос состоит уже не в авторском праве на то или иной отправление, на тот или иной симптом, а в ответственности за этот симптом, умении держать речь в том режиме, в котором она готова себя поддерживать.

: поэтому субъекта следует понимать даже не как обладателя письма, но как результат этого обладания, как выражается Лакан в семинаре 1964 года, 'он представляет собой эффект, оказываемый на субъекта речью'. [15.04.1964] Субъект возникает в тот момент, когда присваивает себе историю, подговоренную для него другим, свой собственный образ, дарованный ему кем-то: с этого момента он и может сказать о себе 'Я'. Это и есть то письмо, которое по мысли Лакана, оказывается похищенным, но не авторизованным, что и задаёт логику расщепления субъекта, горизонт его желания: собственное Я никогда не может быть присвоена до конца или занять уготованное ему место, поэтому оно постоянно нуждается в перезаписи, в становлении и проработке. Поэтому Делёз в 'Логике смысла' и предлагает мыслить субъекта бессознательного как субъект становления.
 
Яндекс цитирования
 


В чем преимущества Palomar | Лечение импотенции (эриктильной дисфункции) | В наличии и под заказ колодки Форд