Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Субъект умер. Но он возвращается
 
Лекция 15 октября 2009


тезисы лекции

(1)

... современную философскую традицию принято обвинять в ряде утрат, которые понесла наука с лёгкой руки классиков от Маркса до Фуко: умер не только бог, но и субъект, тот картезианский прозрачный для себя в акте рефлексии субъект, который удостоверяет собственное бытие так же легко, как и факт мышления. Да и внутренняя противоречивость высказывания 'мыслю, стало быть существую' - настолько очевидно, что, должно быть, именно поэтому её долго не замечали, как на украденное письмо в новелле Эдгара По. Целостный и автономный субъект был утрачен. И теперь должен возвращаться в мир в качестве призрака. То есть же не в качестве субъекта сомнения, а качестве объекта этого сомнения: он сам становится более чем сомнителен.

... поэтому философии пришлось отказаться от концепции автономного и автоэкзистирующего, берущего основание собственного бытия в себе самом и удостоверяющего это бытие, субъекта. Постиндустриальный субъект заявил о себе как расщеплённый желанием другого, на что указал Фройд, или экономическими отношениями, как полагал Маркс; бытие субъекта оказалось отчуждено этому самому другому, называемому классом. Субъект оказался тем, чем необходимо пожертвовать в пользу истории (и трагедия Эдипа являются лучшей иллюстрацией этого тезиса), тем, от чего необходимо отказаться, но в то же время, тем, что постоянно заявляет о себе новой фигуративностью, телесностью и энергетикой, подобно призраку, который не существует, но даёт о себе знать. Так и субъект постоянно пребывает в череде исчезновений и становлений, поэтому Деррида сравнивает его с призраком: 'он никогда не присутствует как таковой' [9]. Он всегда разделён между жизнью и смертью, to be и not to be, желанием и фантазмом, отчуждением и сепарацией, афанизисом и становлением, что отмечает Лакан в XI семинаре: 'субъект открывается лишь для того, чтобы вновь замкнуться о пульсировании его во времени - пульсировании, заложенном в нём куда глубже, нежели та укоренённость в означающем, которая эту пульсацию мотивируя, не является всё же на уровне сущности'. [лекция 15 апреля 1964]. То есть субъект не является сущностью просто потому, что он никогда не совпадает с самим собой, со своим временем, со своим желанием. Со своим ли? Насколько вообще время может принадлежать субъекту: должно быть, не больше, чем сама жизнь.

... но можно ли научиться жить? - именно с этого вопроса начинает Деррида свою книгу. 'Лишь только учась у другого и обучаясь смертью. Во всяком случае, учась у другого, находящегося на краю жизни' [8], - говорит он. Только будучи обращён к влечению к смерти, можем мы обрести бытие в качестве субъекта, о чём свидетельствует ещё Платон. Только приняв эту молчаливую погребальную работу, которую проделывают влечения, смертью смерть приняв, субъект может войти в ту временную длительность, которая называется жизнью. То есть жить жизнью можно лишь в том случае, если факт смерти был принят, если фундаментальная утрата бытия, являющая неизменной платой или выкупом за жизнь, была принесена. Жить можно только в том случае, если за эту жизнь заплачено своей собственной жизнью. Иными словами, жить можно только в качестве призрака, прошедшего через смерть и вернувшегося к жизни.

... именно в этом трансцендентном опыте, вслед за Кантом, Деррида видит основания для этики: ответственность - буквально, способности держать ответ - перед теми, кого сейчас нет с нами: касается ли это юридической ответственности, политической или исторической. В 'ответственности, превосходящей всякое живое присутствие' [10] и возможно нравственное действие (в отличие от легального), и реализация того достоинства (Wurdeikeit), которое 'Кант ставил превыше всякой экономики любой относительной или сравнительной ценности, любой рыночной стоимости' [11]. То есть инстанция закона представляет собой установлением над-человеческое (буквально, инстанция Сверх-Я), над-жизненное, призрачное, именно поэтому и обладающее силой. Закон - это то, что связывает нас с вечностью, а не человечностью , поэтому он не может располагаться во времени, мыслиться, исходя из соображений гуманности, пользы здесь и теперь, удобства или самого здравого смысла. Закон не должен быть логичен или понятен из точки современности или с позиции жизни, он принадлежит Другому поэтому и является объектом его наслаждения; поскольку в законе всегда присутствует элемент бреда, не удивительно, что многие психотики - юристы, учёные, политики - оказываются так близко к его букве. Наслаждение, связано с его молчаливым долженствованием, которое не отсылает ни к чему другому, кроме самого себя, таким автореферентным высказыванием, устраняющим реципиента, и исходящим только из полноты собственной власти и могущества, той кастрацией, которая ничего не предоставляет взамен, не разворачивает логику собственного желания, а апеллирует лишь к 'диктатуре закона'.

... в работе 'Кант с Садом' Лакан говорит, что именно буква закона является объектом наслаждения, но вопрос весь в том, какую критическую дистанцию мы по отношению к нему занимаем, как мы встраиваем эту букву в собственный дискурс. Но что находится по ту сторону кастрации , что за ней стоит? - желание ли другого, исполненное такой же нехватки, полое, двуногое животное, вопрошающее о смысле своего бытия и грезящее обрести баланс, либо немотивированное самоволие, разверзающее бездну наслаждения. Либо кастрация даёт пустую замочную скважину для добывания этого закона, его логики, связанного с завистью по отношению к его отцам, его хранителям, и с игрой по его воссозданию или с ритуальным танцем вокруг покойного, либо она несёт свет перверсивного ослепления, ослеплением прелестью закона, неразделимым и неразложимым абсолютом.

... вопрос, который стоит перед каждым субъектом состоит в том, коренится ли закон в чем-то ещё, кроме наличного присутствия, кроме реальности, в которую я вписан. Разумеется, - отвечает Деррида. Разумеется 'нет', или разумеется 'да'? В случае с невротиком, протезирующем себе инстанцию Другого, живущего так, словно бог существует, ответ будет положительным. Функция психики, говорит Деррида в книге Psyche (1998), - состоит в том, чтобы изобрести этого другого, буквально протезировать его, создав тем самым конфигурацию собственного симптома, уникальную радужную оболочку вокруг пустоты ведущего в пропасть реальное зрачка. Того реального, в которое перверт с головой проваливается.

... фантазм невротика удачно охарактеризовал Алёша Карамазов: 'если Бога нет - то всё позволено', то есть невротику необходим Бог, держатель закона, лишь для того, чтобы желать, полагать русло, границы хотений и велений, ведь как отмечает Лакан, 'если Бога нет - то вообще ничего не позволено'. Поэтому отсутствие бога для невротика - ситуация фантазматически желанная, но невозможная, и предельно ужасающая. Тогда как для перверта его нулевое степень реальности, - вполне прозаический антураж его существования. Другой для него обращается в ноль под натиском распахивающихся ресниц, он исчезает в тот самый момент, когда вписывает себя внутрь закона.

... нужно ещё проделать значительный путь десубъективации, прежде чем понят, что за буквой ничего не стоит, что Другого не существует, или, говоря словами Деррида, конверт сперва должен проделать путь, прежде чем окажется, что он пуст; в начале своего пути он предельно полон. Настолько симптом создаёт это ощущение присутствия (ощущения через боль), обрамляет собой эту пустую сердцевину субъекта, настолько относительную ценность он имеет. В майских лекциях в Петербурге Жак-Ален Миллер говорил, что аналитик должен банализировать симптом, то есть вывести его из статуса абсолютной ценности, той ценности, посредством которой субъект получает наслаждение, показать, что симптом, который человек пестует в себе самом, является довольно заурядной вещью; это позволит снять те страдания, которые он приносит. Эта банализация симптома лишает его привилегированного статуса и открывает его меновую стоимость; с этого момента симптом может быть разменян и заменён в аналитических отношениях с другим.
 
Яндекс цитирования
 


В чем преимущества Palomar | Лечение импотенции (эриктильной дисфункции) | В наличии и под заказ колодки Форд