Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Как бутто театр
 
о спектакле Кацура Кана "Curious Fish"
в Музее Эрарта, 4 сентября 2011


 
  
 

Декодировка русского
Идеология буто провозглашает реконструкцию культурных истоков и перезапись национальных театральной традиции, поэтому в Японии буто цитирует, реконструирует, обыгрывает, иногда пародирует, театр Но и Кабуки. По мысли создателей, буто предполагает не столько технику, сколько поиск культурных кодов и прологание возвратных путей к первоосновам театра, поэтому в постановке с актёрами Петербургского ODDDanca Кацура Кан занялся реконструкцией русских кодов и поиском точек соприкосновения с японскими: оборки трико, напоминающие балетные пачки, бородатые мужики, с самурайскими причёсками, изображающие маленьких лебедей, земные поклоны покорных девушек, одетых как кокэси, всплёскивающих руками, вскрикивающих и кувыркающихся через голову, самураи в красных слюнявчиках, поющий "в траве сидел кузнечик", - таковы основные археологические находки Кацро Кана, балансирующего на грани гротеска и бутошного пафоса. Эта довольно произвольная и неожиданная подборка похожа не на реконструкцию культурных кодов, а скорее на случайную мозаику стереотипов, почти матрёшечно-балалаечных образов, которые снимают сам вопрос о сверхзадаче постановки, но заставляют задуматься о структуре постановки: как этот спектакль был собран и сшит, и почему именно эти свободные ассоциации стали опорными смысловыми точками для Кацура Кана. Он выводит на сцену вовсе не русский код, а как раз напротив - декодировку того, что мы называем "русским", разрушение наших представлений о собственных корнях и театральной традиции.

Точка реального
Второй мистификацией Кацура Кана является концепция тела. С одной стороны, он апеллирует к телу как незыблемой точке опоры, точке реального. "Когда все ценности рухнули и император Японии оказался не богом, а простм человеком, то для нас весь мир перевернулся. - говорит Кацура Кан на своём мастер-классе, - Именно тело стало той незыблемой сущностью, которая дала основание для нового искусства", с другой стороны, он утверждает, что тело является всего лишь медиумом, через которое говорит ритм и внешний мир. "Тело представляет собой одежду. Пространство, звуки, атмосфера - именно они заставляют тело двигаться", то есть тело является объектом Другого. И его постановка как нельзя лучше доказывает этот положение: мастер появляется из глубины сцены, согнувшись и вытянув назад руки, пристально всматриваясь в две тени, растянувшиеся на полу. Или три тени, поскольку его собственное тело ещё не вычленено из графической спектральной композиции.

Тело возникает лишь как эффект движения, в результате колебания, сердцебиения, дыхания, пульсации, мышечная динамика вырывается из спектрального иероглифа, тело обретает первичность, собственную границу, энергию, оно складывается из различных ритмов, переходов внешнего и внутреннего, поляризует собственное место в пространстве, эротизирует его, создают свою систему исчисления шагами по циферблату (которые проецируется на сцены и по которому ноги Кацура Кана движутся как стрелки). Тело предстаёт как эффект действия, а не его исходная точка, оно получает те или иные очертания, в зависимости от того, в какое пространство и время оно помещено, в какой ритм оно встроено. Тело вторично и производно от многих обстоятельств, именно поэтому о нём можно говорить как о точке реального или точке внутри реального, из которой транслируется психика, эротика, искусство.

Одежда Другого
Вся экзистенциальная поэтика возвращения к корням, телесному первоистоку, просвету истины и несомненной очевидности, которая никогда не обманывает, здесь просто перестаёт работать. Ведь тело не является неизменной аутентичной субстанцией, к которой можно апеллировать как к самоочевидной данности, оно представляет собой привходящий эффект, совокупность случайных обстоятельств, одежду Другого, которая кроится из лоскутков идентификаций, обрезов реальности и излишков влечений, травм и наслаждений. Блёстки на голове героя Кацура Кана словно напоминают об этой коллажной телесности (то ли капельки пота, то ли пластиковые стразы), собранной как мозаика из естественного и культурного материала, из хаоса плоти и секторов циферблата, "первичного" и "цитатного", прошлого и настоящего. Именно тело прочерчивает границу времени между ними.

Если тело и даёт нам некую точку опоры в реальном, то точка эта не то, что не очевидна, она и вовсе изнаночна по отношению ко всему человеческому. Та пуповина, которой тело срастается с реальным принципиально непредставима, поэтому искусство и создаёт фантомы и символы при помощи которых мы могли бы об этом избыточном вростании нашего тела в реальное узнать. Иными словами, то что мы называем отвратительным, трепетным, сакральным, тревожным - позволяет нам хоть как-то представить то, что происходит с телом на стороне реального. Встретить эту перверсивную одержимость, расщеплённость или раздетость тела, отпадающего от собственного я, не имеющего отражения и изъятого из иероглифа теней, лишённого и воображаемой и символической идентичности, - именно такую задачу ставит перед своим спектаклем Кацура Кан.

 
  
 

Повторение
Реконструкцию традиции Кацура Кан понимает не как повторение или заимствование из истории (в этом не было бы ничего особенного, любое начинание что-то заимствует из предшествующего опыта), но и не как авангардный демонтаж этой истории, призывающий низвергнуть прежних идолов и растоптать все авторитеты. Он держится в стороне как от повторения, так и от отрицания, предлагая нечто принципиально иное: историю необходимо воссоздать таким образом, как будто она всегда пишется заново и никогда не была в прошлым, так словно это повторение представляет собой прорыв в новое в пространство. Подобно герою Борхеса, который "хотел сочинить не второго "Дон Кихота" - это было бы нетрудно - но именно сочинить "Дон Кихота"", так и театр буто стремится к такой реконструкции, которая изымала бы из повторения его вторичность, избавлялась бы его от статуса копии и вообще выводила бы его из бинарности "источник - следствие", "оригинал - копия". Повторение должно перестать быть копией и начать производить прибавочные смыслы. Поэтому в лекции Кацура Кан подчёркивает, что не существует аутентичного буто или более выдающегося; "буто, которое лишь изображает из себя буто - это тоже буто". Иными словами, всякая цитатность оборачивается оригинальностью прямой речи, коль скоро, она высказана на сцене; копирование не возможно уже потому, что мы всегда имеем дело с настоящим, поверхностным, оригинальным, мы не только находимся у истоков традиции; вспоминая историю - мы делаем историю.

Первичность прошлого оказывается лишь иллюзией, с которой мы встречаемся в момент театрального действия. Не существует никакой традиции, кроме той, что мы полагаем в настоящем, кроме того прошлого, которое мы сейчас избираем в качестве такового, и наделяем его статусом первоначала. Прошлое так же не открывает себя как гомогенная субстанция или кладезь, из которой можно черпать и заимствовать культурные коды. Прошлое является художественной задачей, его ещё необходимо (вос)создать в сценическом событии. Именно перед настоящим стоит цель обретения прошлого, возвратного движения к прото-театру, архе-письму, перво-травмам. Память не возвращает нас к истокам, она сама создаёт эти истоки, тех призраков, которые как будто существовали и, дескать, предопределили наше настоящее. Театр буто требует не реконструкции, а ре-конструкции - то есть возвратной конструкции - истории.

Двойной проброс
Легко заметить, что эта идеология балансирует в проёме между двух взаимоисключающих требований: с одной стороны, отсебятина невозможна по определению, что бы ты ни делал под заголовком "буто" - это и есть буто, с другой стороны, аутентичность совершенно недостижима, всякий раз говоря от первого лица, ты обнаруживаешь призрачность и иллюзорность любой инстанции, на которую намеревается опереться: "настоящего" буто не существует так же как и "копии буто". С одной стороны, необходимо каждый раз заново реконструировать историю, буквально сочиняя её на ходу и обнаруживая новые разрезы и пласты значений, с другой стороны, необходимо действовать так, как будто твой произвольный авангардный приём продиктован многовековой традицией, а каждая судорога годами оттачивалась в буддийских монастырях. История пишется задним числом, как подложка для самых смелых авангардных решений. Вспомнить то, чего никогда не было, и пластически воспроизвести то, чего нет в твоём теле (то есть само присутствие реального) - такова основная художественная задача актёра буто.

Этот противоречивый тезис - тело не имеет прошлого, но оно к нему возвращается - напоминает то ли дзенский коан про хлопок одной ладони, то ли формулу деконструкции: в начале была копия. Задачей буто является накинуть петлю на то непредставимое реальное, в котором собирается живое тело, и в поисках его совершить двойной проброс в пустоту пространства и в нерасчленённость времени. Без каких-либо гарантий, опор и ориентиров, которые появятся пост-фактум. Поэтому и задачей практики буто является не реконструкция тела, а отчуждённость тела, возвращение не к оригиналу, а к копии, создание не театра, а как-бутто-театра.

- Дмитрий Ольшанский
 
Яндекс цитирования
 


В чем преимущества Palomar | Лечение импотенции (эриктильной дисфункции) | В наличии и под заказ колодки Форд