Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Пустота спасёт мир
 
о спектакле Андрея Могучего
'Что делать' в БДТ

 
  
 

Книга Чернышевского 'Что делать' была для меня примером подросткового романа, исполненного в чёрно-белой графике, который строится на конфликте 'старого' и 'нового', мира идей и пошлой бытовухи, людей нового типа и устаревших моделей человека. Поэтому совершенно верно и спектакль Андрея Могучего оформлен в чёрно-белых тонах, а все персонажи строго делятся на положительных и отрицательных, о чём нас информирует Автор, в исполнении Бориса Павловича.

Ч/Б

Конфликты героев романа коренятся в их максимализме и нежелании видеть оттенки реальности и полутона каждой конкретной ситуаций. Они живут в мире идей, абстрактных, красивых и мёртвых, а суета жизни с её чувствами, эмоциями, ревностью, только вносит хаос в этот ледяной мир идей. Не удивительно поэтому, что Могучий делает Красоту, проповедующую тоталитаризм, одной из главных героинь спектакля. Уже в первой же сцене мы видим Госпожу Красоту, которая практически обещает спасти человечество, диктует в стальной мегафон свой устав и грозится уничтожить каждого, кто не подчинится её воле.

После такой прямой цитаты уже нельзя смотреть спектакль, не памятую о Достоевском, который в 'Бесах' фактически показал конечную точку развития 'нового человека' Чернышевского. Парадоксальным образом, сверх-люди, подчиняющиеся логике Красоты и стройности идей, становятся бесчеловечными машинами, идеальные люди на практике оборачиваются бесами и нелюдями.

Сверхчеловек

'В сверхчеловеке не должно остаться ничего человеческого', - говорил Ницще. Двадцатью годами ранее Чернышевский создаёт образ сверхчеловека Рахметова, такого идеального киборга, поведение которого полностью запрограммировано нормами социального блага и идеалами критического реализма. Человек, лишённый души, объект, лишенный плоти. Полностью подчинённый холодной логике и чугунному расчёту. Фактически, это даже не бес Верховенский, способный на поступок не-дрожащей твари, а герой 'Матрицы', чьи поступки полностью прописаны, предсказуемы и управляемы.

Андрей Могучий доводит литературную реальность Чернышевского до абсурда и представляет нам параноидальный мир 'новых людей', у которых слишком много теорий и концепций, но не находится слова для самых простых вещей, они слишком много говорят, но не могут разговаривать друг с другом, они погрязли в умствованиях, но все органы души у них атрофированы. Лишённый чувств и чувствительности этот 'новый человек' делается смешным для нас, он становится предметом сарказма (чем и занимается персонаж автора), а вовсе не образцом для подражания.

Вот та перчатка, которую Могучий бросает Ницше: сверхчеловек на самом деле до безобразия смешон и жалок в своей сферической стеклярусной идеальности. До конца пройдя по канату над бездной, натянутому между животным и сверхчеловеком, вместо города солнца мы оказываемся в бедламе, населённом киборгами.
 
  
 

Будущее давно наступило

Зачем этот спектакль ставится именно сегодня? Параллели угадываются довольно легко: Могучий показывает нам современного человека, который полностью прописан программой Успеха, Мотивации, Целенаправленности, Самореализации, Осознанности (даже сновидения эти люди смотрят осознанные), ни одну минуту своего времени они не тратят на себя, а только на обслуживание этих капиталистических Идей. Такое человеко-цифровое существо уже стало нашим современником, а не научной фантастики и делирических видений Веры Павловны. Героиня Чернышевского только видит образы идеального общества и безуспешно пытается построить мир машин из человеческого материала, тогда как мы давно пережили индустриальное общество и систему потребления.

Если новый человек Рахметов, в версии Могучего, всё-таки остаётся человеком, пусть и механистическим (у него постоянно чешется нога, он то и дело заикается, и постоянно выглядит нелепо), то наш современник демонстрирует полную тождественность тела и социальной программы производства и омашинливания человека. Такому человек не требуется даже манипуляция, чтобы руководить его поступками, он и сам готов подчиняться и мечтает стать винтиком на 'ткацкой фабрике Веры Павловны'. Словом, если у Чернышевского ещё остаётся шанс сказать, что 'новые люди - тоже люди', то мы сегодня можем констатировать, что 'новые люди уже далеко не люди'.

Каков же рецепт сохранения человечности, который предлагает нам режиссёр? - Нам необходима спасительная пустота. Пустота, которая огородила бы нас от Идей, от Целей, от Успеха, и прочих идолищ капитализма, и дала бы возможность побыть самим собой, со своими, может статься, маленькими, но всё же человеческими феноменами.

И вопрос даже не в том, что на чёрно-белом поле все превращаются в пешек, а людей не остаётся, сколько в том, что другой судьбы в современном обществе у людей просто нет. Поэтому люди мечтают стать шестерёнками. Sic transit проблема маленького человека в русской литературе. И русской жизни тоже.

Человек - Машина - Ирония

Трагедия героев Могучего заключается в том, что, в своих попытках построить хрустальный замок, они всё-таки напарываются на непредсказуемую человеческую природу. Чеканный шаг их идей запинается о расслоения идеального и реального, они всё-таки встречаются с человеческим в себе и понимают, что жизнь не подчиняется ни Красоте, ни Логике, ни Идее, и более того, человек вообще не принадлежит своему сознанию.

Персонажи Чернышевского хотели бы стать машинами, но неминуемо они встречают свою поломку, свою человеческую судьбу. В этом их трагедия. Но в этом же ирония, с которой жизнь обламывает все максималистские начинания юношества. Ценно, что Могучий привносит в чёрно-белый текст Чернышевского ту иронию, которая позволяет нам отстраниться от диктатуры Красоты, Гламура и Успеха, магией которых мы так часто бываем захвачены, и увидеть полутона и весь спектр человеческих отношений. Именно ирония позволяет нам выйти из двузначного мира исчислений, разомкнуть чёрно-белую логику Красоты, и встретить Жизнь в её многосложности.

Как можно предположить, в этом же кроется и режиссёрская задача Могучего: поставить парад нами вопрос о возможностей выхода из этой диктатуры потребительских идолищ? Где и как мог бы он обрести островок пустоты, на котором мог бы возделать свою человеческую жизнь, в меру бессмысленную, в меру рутинную, противоречивую, мятущуюся, переменчивую, страстную? Именно эта пустота даёт человеку свободу: свободу от Идей и свободу для себя. Пространство для жизни и пустоту для бытия. Поэтому перефразируя тезис Достоевского, Андрей Могучий говорит 'Пустота спасёт мир'.

Дмитрий Ольшанский
 
Яндекс цитирования
 


В чем преимущества Palomar | Лечение импотенции (эриктильной дисфункции) | В наличии и под заказ колодки Форд