Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Давать то, чего не имеешь
 
о фильме Венсана Гарана "Comme les autres"

 
  
 


Основной вопрос, заданный Венсаном Гараном в фильме "Как все", не сводится просто к социальной проблеме усыновления детей гомосексуальными парами, он ставится куда более широко и касается вообще функции отца в современном мире. Что значит быть отцом? Какова его роль в европейском обществе? Где место отца в современной семье, коль скоро семья эту утратила патриархальные ориентиры? Наконец, как коррелируют роли отца, мужчины и любовника? - С этими вопросами сталкивается любой мужчина, обзаведшийся детьми.

Но именно в случае гомосексуальной пары вопрос о функции отца приобретает всю кристальную прозрачность, поскольку из него вычитается какая-либо физиологическая, семейная и генеалогическая подоплёка. Отцовство - это и (1) не биологическая функция, поскольку не имеет ничего общего с продолжением рода (усыновлённые дети наследуют от отца в той же мере, в какой и рождённые от него), и (2) не семейная, поскольку оно не сводится к роли pater familia, современные семьи с лёгкостью опровергают тезис pater est quem nuptiae demonstrant, функция отца далеко не всегда совпадает с семейной ролью мужчины, и не (3) функция образца, который должен служить примером, воспитывать и передавать своим детям те или иные паттерны поведения. Отец, конечно, оставляет своим детям символическое наследие, однако, он сам не подозревает о его содержании. Отцовство в большей степени представляет собой функцию юридическую, нежели семейную или физиологическую (не случайно, два главных героя фильма - юрист и доктор). Последний из них Эмманюэль, мечтающий иметь детей, но оказывающийся бесплодным, доказывает все эти тезисы: быть отцом для него значит предать ребёнку нечто отличное от генетических признаков, поскольку он вообще не может иметь детей, а кроме того, он гомосексуалист, который не может усыновить ребёнка из приюта, поэтому и о традиционных семейных ценностях (на которых так настаивает социальный работник) и речи быть не может. Функция отца, которую нащупывает Эмманюэль в своих мытарствах по социальным лабиринтам и случайным женщинам, готовым стать суррогатными матерями, не состоит в продолжении рода или передаче образцов поведения.

Запрет на усыновление детей гомосексуальными парами обычно продиктован именно этим "дурным примером", который ребёнок, якобы может унаследовать из нетрадиционной семьи. За этим, кончено, стоит недопонимание функции отца и наивная вера в импринтинг, в то, что ребёнок копирует образ и манеру поведения родителей. Если бы это было так, то в современном мире вовсе не существовало бы геев, ведь все гомосексуалисты воспитывались в так называемых традиционных семьях и должны были бы получить прививку "правильного пример" сексуальных отношений. Дети, конечно, наследуют идеалы своих родителей, но идеалы эти бессознательны, родитель сам о них часто ничего не подозревает, поэтому хочет отец того или не хочет, но его латентный гомосексуализм может воплощаться ребёнком как гомосексуализм открытый. Или слабость отца, его пассивность перед женщиной может привести к тому, что его сын отождествит себя с его объектом желания и будет воплощать в себе папин женский идеал. Не случайно поэтому дети дон жуанов, дамских угодников, часто становятся геями. Коль скоро ребёнок родился в семье, он уже встроен в фантазм своих родителей (пусть даже оба они мужского пола и не являются его кровными предками) и заимствовал их бессознательные идеалы; как известно, воспитание ребёнка заканчивается, когда он сам встаёт на ноги, а все морализаторства, нравоучительные назидания для юношества являются скорее развлечениями для самих родителей, заклинанием собственных страхов и тревог (которые дети уже переняли), и на реальной судьбе вряд ли сказывается. Поэтому патриархальная мораль выполняет репрессивную функцию, с которой и сталкивается Эмманюэль, когда ему отказывают в усыновлении.

По этой причине быть отцом - это невозможная роль: ты должен передать ребёнку то, чем не обладаешь ты сам. Каждый отец наивно полагает, что воспитывает ребёнка тем или иным образом, передаёт ему себя, тогда как самое важное - собственное бессознательное - он ему уже завещал, хотя и понятия не имеет о содержании своего послания потомкам. Поэтому стать отцом во многом значит встретить обратную сторону самого себя, пережить возвращение вытесненного. Что является большой проблемой для многих новоиспечённых папаш, ведь на вопрос "что значит быть отцом?" нельзя ответить односложно или абстрактно (вроде "вырастить человека" и "вывести его в люди"), отцовство не сводится к исполнению тех или иных обязанностей или исполнению патриархальных ритуалов, вопрос о функции отца касается твоего собственного бессознательного, а встреча с ним не всегда приятна и часто травматична. Если синдром послеродовой депрессии у матерей хорошо известен, то отцовская меланхолия лишь стоит на повестке дня.

"Я не хочу становиться отцом, мне всего 40 лет и я хочу ещё пожить", - говорит второй главный Филипп своему любовнику. Его ключевая реплика открывает его фантазм об отцовстве как символической смерти: "отец умирает в своём сыне", как говорит пословица. Он хочет пожить ещё, поэтому откладывает заведение детей, поскольку статус отца напоминает ему о возрасте и близкой кончине; не потому ли что идеальный отец уже мёртв? Для многих мужчин отцовство связано с принятием своей смерти-в-ребёнке, что может вселять и тревогу, и отвращение, и страсть, и риск, - посредством своего ребёнка мужчина обращается к смерти. Вот Филипп соглашается стать биологическим отцом, донором спермы, для того, чтобы его любовник мог стать отцом символическим, истинным. Он не принимает ребёнка, но зачинает его для Эмманюэля, буквально даёт ему то, чего сам не имеет - функцию отца. Филипп преподносит в дар собственную смерть-в-ребёнке как свидетельство наивысшей любви к своему бойфренду.

Эмманюэль, со своей стороны, тоже дарит Филиппу возможность воспитывать ребёнка, не становясь его отцом и, таким образом, перспективу "пожить ещё". Эмманюэль становится юридическим отцом, он нарекает свою дочь именем Зели, однако на руки её берёт Филипп, отец биологический. В этой сцене он реализует то самое заветное желание - прикасается к своему ребёнку, для которого он не является отцом (отцовство и смерть он подарил Эмманюэлю), и который несёт в себе свет жизни. Появление дочери, для которой он не отец, разрушает диалектику смерти Филиппа, поэтому их встреча оборачивается для него нежданным счастьем и приносит с собой неведомые его душе чувства. Именно это счастливое отцовство, продолжение рода, не омрачённое тенью смерти, которое недоступно для самого Эмманюэля, он дарит Филиппу, также преподнося этот дар как свидетельство любви. Отдавать другому то, чего ты сам не имеешь, - это и значит любить его, на это неоднократно обращал внимание Жак Лакан.

В финале картины герои решают преподнести ещё один дар и познакомить свою дочь с её суррогатной матерью, которая, по условиям контракта и признавая закон отца, отказалась как от юридических прав, так и от физической связи с новорожденной. Тем не менее, Маню и Филипп исполненные доброй волей, всё же дарят дочери связь с материю, открывают для неё ещё и материнское измерение любви, хотя прежде они не обращали на Фину никакого внимания: она была лишь инструментом для производства ребёнка или препятствием в отношениях между партнёрами (Маню пришлось даже фиктивно жениться на ней, и она какое-то время пытается "излечить" его от гомосексуализма), но никогда не фигурировала как женщина. Когда Эмманюэль проводит с ней ночь, на утро он идёт к Филиппу, чтоб вернуться в лоно своей гомосексуальности; секс с женщиной оказывается для него травматичен, поскольку заставляет переосмыслить уже сложившееся и удобное положение дел. "У нас договор и ничего больше", - повторяет он несколько раз, тем самым показывая, что это "нечто большее" всё же имеет место. То запретной чувство, которое гомосексуалист Маню питает к Фине, своей юридической жене, не остаётся забыто. Он позволяет дочери любить свою мать вместо него. Ещё один пример невозможного дара: гей влюбляется в женщину и преподносит ей ребёнка, на которого та не имеет никаких прав, фактически дарит ей право материнства, а своей дочери возможность испытать всю силу женской страсти, которая так притягательна для него самого. Как достаточно хороший отец, Эмманюэль создаёт для своей дочери "отца" и "мать", и хотя это нимало не похоже на классическую буржуазную семью, дамы из отдела опеки были бы довольны. Маню ведёт себя по отношении к Фине так, как если бы он её любил. Поэтому он и дарит своей дочери материнскую эротическую связь с женщиной, которая не доступная для него самого. То, чего он не может позвонить себе, - это и есть его отцовское наследие.

Достаточно хороший отец передаёт ребёнку не то, что него есть, а то, чего у него нет, или свои собственные нехватки или переизбытки (поэтому зависимости так часто передаются от родителей детям), те слепые места, непонимания, провалы, пустоты, которые в последствии и станут вакуолями для зарождения своего желания у ребёнка, становления его субъективности. Поэтому вопрос отцовства вообще не лежит в плоскости сексуальной ориентации родителей, их количестве и их супружеских предпочтениях, а касается он прежде всего их умения дарить другому то, что недоступно тебе самому, и - второй невозможный акт - принимать в дар от другого то, что тебе совершенно не нужно, признавая этого другого во всей инаковости, и укореняя себя в отношениях с ним, подобно тому как делают герои Венсана Гарана, выстраивая свою собственную семейную структуру.

- Дмитрий Ольшанский
 
Яндекс цитирования
 


В чем преимущества Palomar | Лечение импотенции (эриктильной дисфункции) | В наличии и под заказ колодки Форд