Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Человек как инородное тело
 
о фильме Кшиштофа Занусси 'Инородное тело'
премьера 10 августа 2014


 
  
 

Новый фильм Кшиштофа Занусси был представлен на выборгском кинофестивале 'Окно в Европу' 10 августа 2014.

Первые кадры в духе Антониони рисуют перед нами идиллическую картину романтической любви между мужчиной и женщиной. Однако по возвращении в дом Анджело (Риккардо Леонелли), мы узнаём, что его подруга Кася (Агата Бузек) уезжает и, скорее всего, больше не вернётся к нему. Он решила посвятить себя Богу и стать монахиней. Будучи ревностных католиком, Анджело поддерживает её в этом начинании, но как их отношения должны теперь трансформироваться, не ведомо им обоим. Ещё несколько дней назад они были любовниками, а сейчас должны буду стать друг для друга братом и сестрой во Христе. Их сексуальность должна трансформироваться в высшую эротику религиозного единения с Господом. Чтобы поддержать Касю, Анджело едет с ней в Польшу, где временно устраивается на работу в корпорацию. В фирме царит атмосфера цинизма, лицемерия и предательства. Оказываясь на столкновении двух миров: христианства и капитализма, веры и расчета, служения Господу и использования людьми друг друга, герой оказывается потерян и дезориентирован, он терпит неудачи и как менеджер, и как мужчина.

Занусси пишут эту картину слишком контрастными тонами: святая Кася прямой антипод инфернальной директокши Крис (Агнешка Гроховска), садистки, нагруженной комплексами, перверсиями и ненавистью к своей приёмной матери. Рядом с ней Анджело (буквально ангел) оказывается лишён и всех земных человеческих страстей и влечений, которые без остатка сублимированы в служение и преданность Касе, со-наслаждение от её пострига в монашки. Кажется, что режиссёр умышленно неправдоподобно пишет этот диптих в чёрно-белых тонах: как в мире менеджмента нет никаких человеческих отношений, только холодный расчет и зацикленность на успехе (Крис открыто проповедует либеральную философию, что человек - это всего лишь средство для достижения господства), точно так же и в мире религии нет никаких страстей человеческих, никаких конфликтов и никакой рефлексии. 'Ты не знаешь, зачем тебе вера, а на все вопросы ты отвечаешь уже готовыми формулами 'на всё воля Божья', 'таков был промысел', - однажды Анджело упрекает Касю. И действительно, мы видим два совершенно отстранённых мира, каждый из которых живёт по своим правилам и своей логике, не особо интересуясь внутренним миром человека и его желанием. Ответ на вопрос, как и почему Кася решила порвать с Анджело и стать невестой Христовой, почему она променяла мужчину на Бога, так и остаётся без ответа. А Анджело со своими человеческими, слишком человеческими, а потому неудобными вопросами остаётся не у дел (он пытается попасть в монастырь, но дверь перед ним закрывают), он не признан ни в системе бизнеса, ни в системе религии, выброшен из обеих матриц.

Но почему фильм называется 'инородное тело'? Ответов на него можно найти как минимум три.


1. Инородное тело: Гастарбайтер

Нельзя не заметить политический срез картины, столкновение ментальности Восточной Европы и Европы Западной, местных и приезжих. Кшиштоф Занусси и сам говорит, что хотел сделать героем фильма иностранца в Польше, потому что ему был нужен 'человек верующий, но, в то же время, не включенный во внутренние польские конфликты'. Именно такой персонаж может стать тем Другим, который выступает и как зеркало собственно Польских проблем с идентичностью, и как свидетель различий внутри самой Европы. Косвенным образом, Занусси даёт нам почувствовать, что идея интеграции Европы так и осталась всего лишь идеей: итальянец навсегда останется чужаком в польском мире, он никогда не будет принят в качестве своего, с ним всегда будут говорить на другом языке (и в прямом, и в переносном смысле). При всём воображаемом внутри-европейском тождестве, на деле же мультикультурализм никогда не существовал: Анджело становится объектом использования, сексуального харрасмента, его постоянно предают, его подставляют, им жертвуют, его отправляют давать взятку, за это он попадает в тюрьму, именно потому, что он не поляк.


2. Инородное тело: Мужчина

Не менее очевиден и гендерный конфликт картины. Вся власть в фильме соредоточена на стороне женщин: госпожа Крис, послушница Кася, мать-настоятельница (Станислава Целиньска), мать самого Анджело (Виктория Дзинни), - здесь всем управляют женщины. Желание принадлежит им, а мужчина оказывается только посредником между ними. Действительно, в течение фильма сам Анджело не принимает ни одного решения: в Польшу он едет за своей невестой, повинуясь её желанию. По этой же причине он устраивается на работу в корпорацию, где вынужден подчиняться женщине-боссу и играть по её правилам, терпеть её насмешки, приставания, переход границ. Во время поездки в Москву другая женщина Мира (Вероника Розати) заставляет его передать папку их деловому партнёру, а наша святая простота даже не догадывается, что внутри находится взятка. В результате чего он попадает в русскую тюрьму, откуда его вытаскивают только благодаря вмешательству его матери и родственника-кардинала. Все решения принимают женщины, все поступки совершают женщины, все желания находятся на их стороне, а Анджело становится всего лишь средством. Инородным телом в городе женщин.

Переворачивая формулу Леви-Стросса можно сказать, что женщины поддерживают социальные связи между собой при помощи обмена мужчиной. Анджело становится только посредником между женщинами, объектом их манипуляций, а своих желаний у него попросту нет; как и положено ангелу, он всего лишь исполнитель и проводник чужой воли. Впрочем, вывод о том, что мир утратил мужское начало, тоже не является новостью, доказательства этому мы встречаем в кабинете психоаналитика каждый день.

'Ты не мужик, - в отчаяние бросает отец Каси в адрес Анджело, - Ты должен был сделать из неё нормальную бабу, но не смог, потому что ты кастрат'. Мужчина оказывается импотентом (и в духовном смысле и в социальном): он не может возбудить интерес у женщины, он бессилен в конкуренции с Богом, он не может сопротивляться бабским интригам (и хотя он формально и осуждает их, по факту оказывается в них втянут и расплачивается за них). Анджело сам выглядит предельно дезориентированным, потому что сам не знает, чего он хочет, он идёт туда, куда его направляют женщины. Его собственное желание отсутствует.

Поэтому Анджело оказывается несостоятелен ни как мужчина, ни как бизнесмен, но именно поэтому святой. Именно поэтому он нужен всем этим женщинам, все они возлагают на него надежды. Даже гестаповка Крис в финале картины говорит Анджело: 'Ты святой, и с твоей помощью я надеялась выбраться из всего этого'. В мире женщин он не просто является отбросом или мальчиком для битья, он нужен им как объект, на который можно повесить вину за все поступки, как козёл отпущения или как агнец для заклания, жертва, через которую женщины искупают свои грехи. Таки образом, психологическая коллизия у Занусси оборачивая эсхатологической притчей.

С другой стороны, женщины, лишённые мужского желания, пытаются найти опору в чём-то ином: кто-то в Боге, кто-то в Успехе, кто-то в Сталине (как мать Крис) - всё это суть результаты сублимации. Бог даёт Касе уверенность и чувство защищённости, точно так же как деньги и господство для Крис. Последняя и вовсе оказывается приёмной дочерью коммунистической функционерки, которая тоже растила дочь одна без мужчины. Можно предположить, что именно слабость фаллической функции приводит Крис к роли руководителя, при помощи которой она надеется компенсировать 'отцовскую дисфунцию'. Равно как Кася уверена в том, что Бог указал ей истинное её предназначение и дал ответы на все её вопросы.


3. Инородное тело: Вера

Но если история Крис вполне явно пишет картину брошенной, нежеланной и нелюбимой девочки, которая приходит к сценарию мести мужчинам и обретения господства над ними, то личная история Каси, которая неожиданно меняет любовь к мужчине на любовь к Господу, остаётся для нас за кадром.

Мы видим её отношения с отцом: конфликтные, но не разрушительные, в целом принимающие. Отец её не выглядит размазнёй и весьма внятно говорит, чего он от неё хочет. Поэтому у нас мало оснований думать, что её бегство в религию можно объяснить только лишь желанием найти сильного отца. Её вера вообще не сводится к патернализму, а Бога она воспринимает не только как компенсацию фаллической функции.

В одном кадре Кася, подобно Терезе Авильской, с глубоким эротизмом припадает она к распятию и лобызает ноги спасителя, в другой ситуации она со священным трепетом прикасается к истлевшим мощам святого. Та страсть, с которой она отдаётся вере, явно контрастирует с той френд-зоной, в которой она общается с Анджело. Да и её собственное тело находится на грани анорексии, очевидно, сама героиня уподобляется святым мощам, иссушая себя и физически и духовно. К сожалению, нам остаётся только предполагать, как складывалась её семейная история и отношения с матерью, которая не появляется в кадре, и что привело её к наслаждению в Боге.

Многие ошибочно полагают, что вера всегда даётся как сказочный дар, а благодать всегда представляет собой наивысшую степень удовольствия, тогда как опыт Анджело показывает нам, какой неожиданной и даже травматичной может стать эта милость. Даже верующий человек не всегда готов принять и нести этот крест, не говоря уже о тех, для кого религия ограничивается формальным культом.

Как инородное тело она вторгается в жизнь обычного человека (не всегда готового к этой встрече и не всегда способного расслышать призвание Господа и нести этот крест), подобно гвоздям, которые вторгаются в тело Спасителя и прибивают его ко кресту, оставляя после себя стигматы. Благодать тоже входит в мир Каси для того, чтобы разрушить её отношения с мужчиной и с отцом, и вообще порвать со всем земным. Поэтому её встреча с благодатью Госпожа проходит путь утраты всех связей и скорби по всему земному, довольно травматический путь прощания. Даже для неё, воцерковлённой прихожанки, акт веры становится испытанием, тем инородным телом, которое ей предстоит принять внутрь как высшую боль и высшее наслаждение.

Дмитрий Ольшанский

 
Яндекс цитирования
 


В чем преимущества Palomar | Лечение импотенции (эриктильной дисфункции) | В наличии и под заказ колодки Форд