Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Сопротивления психоанализу
 
Арт-Центре "Пушкинская 10"
14 сентября 2010


 
  
 


В своём програмном докладе "Фройд и сцена письма", позднее пошедшем в сборник "Письмо и различие", Жак Деррида обозначает основные вехи своего интереса в психоанализе. Почти в каждом своей работе он так или иначе касается Фройда, предлагаю свою собственную мозаику теории психоанализа, и торя свой собственный путь возвращение к Фройду. В числе прочих необходимо назвать ключевые работы, без которых сложно представить теорию современного психоанализа: "О почтовой открытке от Сократа до Фройда и обратно" (1980), "Ухо другого" (1982), "Психе. Изобретение другого" (1987) и "Сопротивление психоанализу" (1996). И хотя дерридианский психоанализ вряд ли может существовать на правах клинических техники (равно как и шизоанализ Делёза и Гваттари остался скорее ярким этическим манифестом, нежели реальной программой работы с шизофренией), теоретический вклад Деррида в разработку аналитических концепции неоспорим. Среди них можно обозначить как минимум четыре теории:

1. Теория письма. Понятие письма у Фройда вряд ли можно считать локомотивным, как правило, оно исполняет вспомогательные функции (как правило, он говорит о психичнской записи воспоминания), и только благодаря вкладу Деррида, можно говорить о самотоятельной теории письма. Более того, всякое появлением концепции письма в психоаналитическом дискурсе, так или иначе отсылает нас к дерридианскому прочтению "Наброска одной психологии" и его докладу 1966 году. Психика представляет собой не просто накопленные или врождённые (как архетипы) или приобретённые (как инфантильные травмы) письмена или случайно приходящие в голову слова, "содержание психики, - говорит Деррида, - окажется представлено неизгладимо графическим по сути своей текстом. Структура психического аппарата окажется представлена машиной письма" [ФСП, 255]. Вопрос о логоцентризме Деррида решает путём сопоставления психики и графемы: бессознательные - это не то, что спонтанно говорится, а то, что перезаписывает себя при помощи повторения, то, что нуждается в перезаписи; спонтанность и произвольность в этом случае, оказываются ещё одним режимом работы этой психической машины.

2. Теория психического времени. Прошлое является не причиной, а следствием работы психического аппарата: только то, что подлежит перезаписи указывает на то, что было в этой записи потеряно. Одним из принципов работы психического аппарата является поломка, поэтому работа аналитика отличается от работы лингвиста именно в том, что он работает с неполадками языка, с его временной, а значит субъективной протяжённостью: с ошибками, задержками или опережениями. "Задержка - вот, что оказывается изначально", - говорит Деррида. [ФСП, 259]. Не прошлое и не будущее доминируют в психическом аппарате, а то, что не получило выхода, отложенное, несовпадающее с самим собой, out of joint, или несбывшееся (именно так определяет бессознательное и Лакан). Именно обещанием (недостаточным или чрезмерным, но никогда не сбывшимся) и задана психическая структура субъекта, о чём Деррида говорит в книге "Призраки Маркса" (1993)

3. Теории влечений и принципу удовольствия посвящена немалая часть работы "Страсти по Фройду", вошедшую в книгу "О почтовой открытке". Здесь он ставит вопрос о так называемом примате генитальности и судьбе влечений, что вполне согласуется с его критикой лого-фалло-центризма. Несмотря на так называемый примат, все влечения продолжают существовать так же независимо друг от друга, хотя и встраиваются в общий коллаж субъекта. Например, каким образом в истории становления субъекта оральное влечение складывает свои полномочия перед влечением анальным? Что происходит в социальной системе субъекта, его отношениях с другим, коль скоро влечение всегда мотивировано его требованием, то есть внутри и снаружи субъекта, что заставляет влечения по-новому перераспределить полномочия и прийти к тому, что Фройд называл приматом гениальности? Несмотря на то, что все влечения работают независимо друг от друга, они вовсе не изолированы, к тому же, они ни одно из них не обладает полнотой, достаточным мандатом, - каждое из них частично - и не могут выступать суверенном и объединять весь психической аппарат под своим приматом, поэтому они вынуждены образовывать коалиции и вступать в блоки, создавать дипломатический каналы и систему связей. Систему, названную Деррида обществом влечений, которая и устанавливает режим отношений с объектом на тот или иной период, выделяет трафик для каждого влечения с тем, чтобы они независимо друг от друга достигли своей цели к их частному удовольствию. Такова та система властвований и подчинений, распределений полномочий, которая, по мнению Деррида, и находится по ту сторону принципа удовольствия.

4. Теория Другого, который отнюдь не предзадан как Бог внутри машины, и не сводим просто к фигуре родителя или его функции. Другой является конструкцией психического аппарата, протезом, позволяющим субъекту встретить своё желание, ведь если бы Другого не существовало, но и жизнь не имела бы смысла, о чём знает любой обцессивный невротик. Более подробно Деррида говорит об этом в книге "Психе" (1987) и "Монолингвизм другого" (1993)

5. Сопротивление, которому посвящена книга 1996 года. Деррида начинает с разведения сопротивления психоанализУ и сопротивлению самого психоанализА. Знание психоанализа, которым часто козыряют, является не только формой сопротивления, но и наслаждением, в которое затопляет не только академический дискурс, но в котором часто тонут и сами психоаналитики. Вопрос, следовательно, состоит не в том, что мы знаем о психоанализе, а для чего нам это знание служит? Какую работу над наим оно проделывает?
 
Яндекс цитирования
 


В чем преимущества Palomar | Лечение импотенции (эриктильной дисфункции) | В наличии и под заказ колодки Форд