На главную   Содержание   Следующая
 
Семиотика чёрного цвета в искусстве
 
Лекция в Prostranstvo U
6 ноября 2015

 
  
 

Цвет - это знак. Поэтому и значение своё он приобретает только в контексте, в сочетании или в противопоставлении с другими знаками. Например, знак '8' сам по себе не значит ничего, пока не вписан в какой-то систему и не несёт какой-то смысла для получателя. То есть смысл формируется в зависимости от кодовой системы получателя: для пчёл '8' имеет одно значение, для первоклассника совсем другое, для главного бухгалтера - третье. Точно так же и чёрный цвет приобретает значение в отношении других цветов. Например, в противопоставлении 'чёрный - белый' речь идёт о создании контраста, о письме скорее, чем о живописи, в противопоставлении 'цветной - чёрный', функция чёрного совсем иная, в противопоставлении 'чёрный - тёмный' - функция третья. То есть значение того или иного цвета появляется только в противопоставлении с другими цветами, в различиях фактуры.

В психологии часто апеллируют к физоморфизму, который редуцирует восприятие цветовой гаммы к явлениям природы: красный - это кровь - символ страсти, жёлтый - это свет солнца - цвет радости, чёрный - это земля - цвет смерти. Наивность такого подхода заметна уже хотя бы по тому, что ассоциации эти основаны просто на воображении. А воображение у всех людей разное, поэтому для одного чёрный будет вызывать воспоминания с теплотой материнского лона, защищённостью и безмятежностью, для другого - с тёмной ночью, полной тайн и загадок, для третьего - с весенней пашней, и так далее.

Второе заблуждение, в которое часто впадают, заключается в апелляции к физиологии и исследованиям головного мозга, которые говорят, что чёрный цвет и оттенки тёмно-серого действуют на кору головного мозга успокаивающе. Надо понимать, что восприятие цвета полностью зависит от психики человека, от его бессознательного, его памяти и от той языковой среды, в которой он живёт. Например, известны случаи, когда в силу пережитой травмы человек просто переставал различать те цвета, которые напоминали ему о болезненном событии в его прошлом, хотя с цветовыми анализатора головного мозга у него всё было в порядке. Также известны случаи, что в силу пережитых событий, человек начинал более остро различать оттенки цветов, хотя ранее такой особенности за собой не замечал. Поэтому будет ли тот иной цвет вызывать положительны ассоциации, негативные ассоциации, будет ли вообще человек различать его среди других цветов - полностью зависит от его бессознательного.

Кроме того, антрополог Леви-Стросс убедительно доказал в своих исследованиях, что восприятие реальности зависит от структуры языка, а вовсе не воображаемым уподоблением силам природы или строением головного мозга, которое мало чем отличается у тюркского кочевника, пижона из Картье Латэн и русского шахтёра. Однако все они видят совершенно разную цветовую палитру. Для тюркских народов слово 'чёрный' созвучно со словом 'великий', поэтому многие возвышенные объекты и явлениям они называли словом 'чёрный': Кара-Кумы, Кара-Булак и пр. Для француза 'чёрный' (наур) будет связан со стилем пред-а-порте, или с выражением 'etre noir' (дословно 'быть чёрным'), то есть напиться в хлам. Для нас же русских восприятие чёрного цвета задано такими выражениями как 'припасти чёрный день', 'левачить по-чёрному' и другими. То есть наше восприятия цвета задаётся языковым миром, в котором мы живёт, а вовсе не его положением в цветовом спектре, анализатора головного мозга или сходством и природными объектами.



В европейской культуре чёрный функционирует не как цвет, а как функция. Рассмотрим некоторые из них.

 
  
 

Прежде всего, чёрный - это цвет письма. Графические символы традиционно писались чёрным цветом, и даже тот текст, который мы читаем на экране своего компьютера, обычно чёрный по белому, хотя он могли бы быть любые другие контрастные цвета. Чёрным мы пишем, чёрным делаются оттиски гравюр, такова традиция. И это является первым примером того, что чёрный - это не цвет, а функция письма. Которая заключается в создании контрастности. Даже в том случае, если мы наносим письмена на бумагу каким-то другим цветом, то всё равно мы называем жидкость 'чернила'. Чернила могут быть красного, синего, зелёного цвета, но всё равно они исполняют функцию 'чернения', функцию создания контрастности. Эту функцию чёрного может исполнять любой цвет.

Вторая функцию, которую исполняет чёрный цвет - это функция стирания. Чёрным цветом не только пишут, но и зачёркивают. Это цвет цензуры, отрицания, замазывания, набрасывания покрова, создания тайны. В Средние века в Европе существовало выражение 'чёрный рыцарь', которое обозначало вовсе не витязя, одетого в чёрное, а того, кто скрывает свои геральдические символы; при этом, одет он мог быть как угодно ярко. Позднее так стали называть человека, желающего остаться инкогнито, отсюда и чёрный цвет маски, которую надевали на лицо или просто держали в руках. Это означало, что персона желает остаться неузнанной и не хочет, чтобы знакомые её приветствовали. В данном случае, мы тоже видим, что чёрный - это вовсе не цвет, а символическая функция сокрытия.

В-третьих, истории классической живописи, особенно во Фламандской школе, мы находим множество примеров того, что чёрный исполняет функцию идеального фона. Вспомним, например, Рембрандта, у которого основной образ точно вываливается на нас из глубины тьмы, будто бы случайная ладонь света выхватывает его из океана черноты. Очевидно, что чёрный для Рембрандта - это не цвет, а условия всякого возможного цвета, подкладка любого образа, основа каждого изображения. Всё начинается с темноты мировой ночи, и возвращается в исполинскую тьму. Художник лишь создаёт свет и видит, что свет хорош, и отделяет свет от тьмы. Во всей классической европейской живописи чёрный цвет так или иначе является символом идеального пространства, ещё не початого взглядом.

Авангардная живопись стремится делать чёрный цвет частью палитры. В этой связи нельзя не вспомнить Казимира Малевича, у которого чёрный цвет становится концентрацией всех остальных цветов. Его 'Чёрный квадрат' вбирается в себя все остальные картины, все возможные изображение, все имеющие цветовые решения, все формы и все образы запечатлены в его картине. В ней изображено всё сразу. Но и у Малевича чёрный выступает не как самостоятельный цвет, а как символ концентрации всех остальных цветов и образов, знак преодоления палитры и коллапса классической живописи. Точка в искусстве. То есть 'Чёрный квадрат' это скорее форма письма, знак препинания, чем живопись. И совершенно правы те, кто говорит 'нарисовать чёрный квадрат может каждый', действительно, так нарисовать не сложно, а вот написать поставить квадратную точку в искусстве смог только один.

Наш современник - Пьер Сулаж работает с фактурой чёрного цвета, придавая ему объёмное измерение. И у него мы тоже видим, что чёрный цвет работает не как часть палитры, а как элемент пространства, художник наделяет его объёмом и фактурой. По большому счёту, это даже не живопись, а барельеф. Чёрный цвет у Сулажа - это некий цвет, un couleur, абстрактный цвет, его место может занять любой другой. Он представляет собой пространственный знак. Как говорит сам художник про своё творчество, его желанием является заглянуть по ту сторону чёрного цвета.

На ряде этих примеров мы видим, что как для классической живописи, так и для авангарда и для современного искусства, чёрный не является цветом, он является знаком. И именно в этом качестве фигурирует в европейской культуре.

Дмитрий Ольшанский
 
Яндекс цитирования
 


В чем преимущества Palomar | Лечение импотенции (эриктильной дисфункции) | В наличии и под заказ колодки Форд