Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
С Восьмым Марта, мужики! С праздником мужского господства и доминирования!
 
 
  
 


Изначально праздник Восьмого Марта замышлялся суфражистками как праздник равноправия между мужчинами и женщинами. Его создатели мечтали о равенстве полов и таком устройстве общества, где никто ни над кем не будет доминировать. Святая либеральная простота верила в то, что людям нужна свобода, в том, что они хотят равенства, и мечтают о братстве. Восьмое Марта должно было стать символом эмансипации женщин и установления партнёрских отношениях между супругами.

К счастью, история всё расставила по своим местам: никакое равенство людям не нужно, свободы они боятся и избегают, а уж братство вообще немыслимо ни в каком кошмарном сне. Вот и праздники Восьмого Марта превратился в свою прямую противоположность. Сегодня он является символом сексизма и мужского доминирования над женщинами. Посмотрите на то, как он отмечается и как отражает все идеологемы закрепощения и подчинения женщин и маркирует их как низший пол. Мужчины дарят женщинам цветы, украшения, шубы - все патриархальные символы зависимости и подчинения патриархальным ценностям, вгоняют женщин в тот шаблон, который соответствует их представлениям о красоте, женственности, слабости, хрупкости, ранимости, вторичности, никчёмости и пр. Быть 'королевами в гостиной, другом перед телевизором и шлюхами в постели', иными словами, идеальным обслуживающим персоналом для своего господина - именно такие женщины востребованы патриархальным миром. И многим женщинам это не только нравится, они сами активно поддерживают эту логику. Именно такие женщины считаются успешными и реализованными.

Словом, сегодня Восьмое Марта пронизан логикой 'Kinder, Kuche, Kirche'. Не удивительно, что и большая часть женщин проводит этот праздник на кухне, накрывая на стол и ублажая своих мужчин, занимаясь именно тем, чем и должна заниматься баба, с точки зрения домостроя. В обмен на это она получает благосклонность своего господина в виде букетиков, бриллиантиков и лайков в инстаграмме.

Должно быть, Клара Цеткин и Роза Люксембург в гробу переворачиваются, когда русские девушки соревнуются, кому подарили более объёмный букет и более дорогое колечко. 'Мой господин любит меня больше, чем тебя', - как будто соперничают друг с другом все эти гюльчатаи, которые хоть и выглядят по-европейски, но внутреннюю паранджу не сняли, не собираются, а даже наслаждаются ею - 'У моего господина самый большой фаллос, мой господин самый богатый, самый успешный, самый сильный:'. Огромное число женщин на разные лады повторяет сегодня известный афоризм Ницше: 'Счастье мужчины - Я хочу, счастье женщины - Он хочет'.

Как мы знаем из работ классиков психоанализа любая истеричка нуждается в господине, который смог бы её подчинять и на которого она могла бы переложить ответственность за свою жизнь. Как говорят нам идеологемы 'побыть слабой женщиной', пожить как 'за каменной стеной', 'опереться на надёжное плечо'. Рудименты этого патриархата остались даже в самом именовании супружества: выходя замуж, женщина оказывается буквально 'за мужчиной', на второстепенных ролях.

Либералы, конечно, по этому поводу будут трубить об отсутствии просвещения, на подавление женского в традиционных культурах, на инфантильность, с которой юные представительницы низшего пола рвутся в золотую клетку патриархата, на неопытность и не умение брать ответственность за свою жизнь, и закончат они рассуждением о том, что свобода является слишком тяжёлой ношей для диких славянских племён, которые понятия не имеют о правах личности, и уж тем более о правах женщины. 'Русские женщины в массе своей не готовы к свободе и равенству' - то и дело слышишь от либерально настроенных социологов.

Но мы, как аналитики, не будем давать оценок сложившейся ситуации, а лучше обратим внимание на другой вопрос: не наслаждаются ли сами женщины своей второстепенностью? Не избрали ли они сами для себя путь низшего пола, нет не из выгоды, а для удовольствия? В социальных сетях я читаю в статусе у многих девушек: 'Женщина - это показатель успешности мужчины'. Для уха цивилизованного человека звучит дико, но многим русским барышням, действительно, нравится быть таким мужским аксессуаром, наряду с гоночной машиной, золотыми часами и мордастенькими щенками лабрадора. Многие женщины хотят быть вещью, любят быть вещью и наслаждаются этим вещественным статусом. Мазохистское удовольствие ещё никто не отменял. А образ крепостной девки, которую любит богатый барин, очень привлекателен для многих женщин.

В отличие от начала ХХ века, сегодняшний праздник Восьмое Марта не имеет никакого отношения к женщинам и их правам, и уж тем более всякий намёк на равноправие вытравлен из него как тлетворное влияние разлагающегося Запада и какое-то-там агрессивное лобби. Впору назвать Восьмое Марта праздником фаллоса, патриархата и женского мазохизма. Так что: с Восьмым Марта, мужики!

Дмитрий Ольшанский
 
Яндекс цитирования
 


В чем преимущества Palomar | Лечение импотенции (эриктильной дисфункции) | В наличии и под заказ колодки Форд