Предыдущая   На главную   Содержание   Следующая
 
Как говорить с детьми о сексе?
 
интервью для портала Папа в городе
18 марта 2013


Ребёнок застал родителей в постели. Как объяснить и не травмировать психику ребенка? Мнения людей, которые столкнулись с такой ситуацией и обсуждают ее в интернете противоположны. Одни ведут себя как ни в чем не бывало. Другие советуют отвлечь его на некоторое время каким-нибудь интересным занятием. Интересно, что в основном, разговор с ребенком возлагается на плечи мамы. А как вести себя отцу? Возраст ребенка, как я понимаю, тоже диктует свои правила поведения родителей в такой ситуации?

 
  
 


Д.О.: Прежде всего, такие ситуации показывают, как люди сами относятся к сексу: для кого-то это будничная часть жизни, как чистка зубов, поэтому они могут кому угодно про него рассказать и даже показать, для другого это изысканный романтический ритуал, в который не хочется посвящать посторонних, для кого-то выражение своих чувств, для кого-то просто выполнение биологической потребности или супружеских обязанностей. Одни люди стесняются секса и считают его интимной вещью, другие проповедуют либеральные идеи открытости и доступности секса - исходя из этого они и преподносят эту информацию своим детям.

Конечно, 'правильного' ответа на вопрос, как говорить с детьми о сексе быть не может, как и универсальных норм, когда и в каком возрасте это следует делать. Тем более, что дети задают этот вопрос в каждом возрасте по-разному, на новый лад, и трёхлетнему ребёнку бесполезно рассказывать про строение цервикального канала матки (это для него столь же мифологично, как и истории про аистов), равно и десятилетнему ребёнку будет смешно слушать про приключения в капусте.

Если родители занимаются воспитанием детей, общаются с ними, находит 'общий язык', то они лучше знаю, как рассказать на этом 'общем языке' о тех отношениях, которые складываются между родителями. Стоит, конечно, избегать крайностей и не говорить о сексе как об отстранённо-медициснком акте совокупления самца и самки, словно к нам это не имеет отношения. Наверное, правильнее было бы, говорить о том, как ты сам переживаешь сексуальные чувства и что для тебя значит сексуальность. Мне кажется, что ребёнка необходимо вводить в тот эротический миф об отношениях между родителями, который, собственно, и дал начало его жизни. Интерес вполне уместный: откуда я произошёл? Что такого случилось между моими родителями, в результате чего я появился на свет? Почему папа захотел маму и решил подарить ей ребёнка? И почему мама захотела моего рождения? Что я для них значу? - В конечном счёте, именно этот цикл вопросов интересует любого нормального невротика.

Как мне кажется, родителю следовало бы говорить с детьми о своей страсти и вовлечённости в сексуальные отношения, болезненности, ревности, чистоты и наслаждении, которые они мне доставляют. Может быть, стоило бы читать им те стихи, которые ты когда-то писал своим любовницам, показывая пример эротических переживаний. Наброски их бюстов. Ребёнок должен вдыхать поэзию тишины, которая существует между любовниками, чувствовать плотность воздуха между ними, видеть их тени, слышать рапсодию их дыхания:

Ведь это главное и, наверное, единственное, что мы, как родители, может противопоставить той пошлости и обесчеловечиванию сексуальных отношений, которое мы видим в современном мире, когда любовники превращаются просто в партнёров по постели, а безумие страсти, исполненное страдания, стеснения, трепета и, конечно, иронии (вообще не представляю, как можно заниматься сексом без чувства юмора), сегодня всё это становится просто выверенным подбором подходящего объекта для спаривания.

В той ситуации, если ребёнок стал свидетелем сексуальной сцены между родителями (которую ему лучше бы фантазировать, а не наблюдать воочию), то он должен быть вовлечён в эту сцену при помощи слова. Раз уж он стал свидетелем, нельзя отказывать ему в том, что он видел, и делать вид, что он ничего не видел, и ничего не произошло. Вопрос в том, как этот материал подать, в каких красках его представить, какими словами назвать то, что ребёнок видел. - А это уже вопрос собственной психической структуры родителей. Коль скоро ребёнок застал маму и папу за их сексуальными играми, он уже обнаружил своё присутствие, о котором было бы хорошо спросить его самого: зачем он сюда пришёл? что он увидел и что почувствовал, созерцая это зрелище? Родители могли бы намекнуть на свои чувства по отношению друг к другу и на те ощущения, когда их застают врасплох. Например, рассказать, что такими вещами привыкли заниматься наедине. Или им всё-таки нравится, когда на них смотрят? Или, может быть, случайное подглядывание не было таким уж случайным? : Вариантов много. Как мне кажется, главное, что могут родители передать в такой момент своим детям - это чувство мифологической сопричастности тому эротическому таинству, которое происходит между ними.

Сейчас многие запуганы призраком педофилии. С одной стороны, им стыдно говорить со своими детьми о сексе и делиться своими личными чувствами, но, с другой стороны, они уже заранее знают, как нужно 'правильно' говорить, чтобы оставаться максимально нейтральными и незаинтересованными. Но именно эта 'правильность' выражений и интонаций, стандартизированность отношений родителей и детей, и убивает чувственность. Вырастает целое поколение людей, для который сексуальность представляет собой просто механическое взаимодействие гениталий, они жалуются нам, что никогда и никого не любили, хотя половых партнёров у них было предостаточно. С одной стороны, информация обо всех нюансах половой жизни легко доступна, но, с другой стороны, нет личностной окрашенности этой информации, нет проживания эротических чувств, которые должны прививать своим детям их родители.

Дмитрий Ольшанский
 
Яндекс цитирования
 


В чем преимущества Palomar | Лечение импотенции (эриктильной дисфункции) | В наличии и под заказ колодки Форд